Что? -Сирень. Куда? -в Японию.

Часть 3.

Про мимолетность цветения сирени и почему именно она ?

Всё относительно.

Цветет сакура — нежно, как будто дерево припорошено снегом. Мимолетно — до первого ветра или дождя,

всего лишь несколько дней, толпы народа ловят момент, чтобы взгрустнуть, что жизнь, как и сакура,

мимолетны.


 

Это я к чему?… Мато-сан (уже тут, у меня в офисе, после сентиментального путешествия в Россию,

долго разглядывал фото сирени в русском альбоме (одном из двух).

Потом грустно посмотрел на меня и сказал «Нет. Это — не сакура». Я так и не понял, в пользу сирени это или нет.

Догадываюсь, что нет — для японцев сирень НЕ скромна и НЕ мимолетна.

В ней буйство и роскошь «скромного русского дворца».

Сирень — это «ого», «ах» и «ничего себе». Сакура — это «ой…».

«Запах  сирени возвращает человека к детским  воспоминаниям?»- интересуюсь я.

Представляется, что это, безусловно, так, однако, является частью более общего психо-эмоционального свойства человека.

Я прочитал (+ мне мама говорила + я имею массу подтверждений

в своей жизни), что любой редкий (для конкретного человека) запах,

впоследствии «услышанный», возвращает всю гамму чувств и ощущений

человека во времена, когда этот запах был впервые воспринят.

Я также читал, что обоняние по своей подкорко-памятийной роли не имеет

аналогов среди других чувств.

Говорится, что если у вас счастье — любовь, свадьба, рождение ребенка,

защита диплома — понюхайте что-нибудь новое и редкое, вы потом, через

десятилетия, будете возвращаться в ровно этот мир ощущений, когда

унюхаете этот  аромат. Про себя могу сказать, что некоторые, даже плохие, запахи

(неповторяемые в обычной жизни) вызывают  у меня детскую ностальгию,

а некоторые хорошие запахи я не  выношу, так как они прямо отбрасывают

к эмоциональной черноте былых бед.

Запах сирени нами, советскими людьми со счастливым детством, где

впервые был «услышан» и записан на подкорку?…

На даче, у бабушки в деревне, в парке, когда мы всей семьей были вместе,

и все еще были живы, мама была молода, и впереди была еще вся жизнь.

Он редкий (не для Вас :)), так как цветение сирени относительно быстротечно , и к тому же,

в городской суете, не каждый год его поймаешь. Уверен, что обратное, увы,

тоже верно, например, если детство было сиротским, а детский дом был усажен

сиренью, то потом психологи будут долго копаться в душе, чтобы понять,

откуда такая поганая неадекватность, когда «сады цветут» :((…

«Вы остановились на сирени, потому что она обычная и неприхотливая, как свекла и редька?»

Тут дело, всё же, вовсе не так :))

Во-первых,

это — вопрос приоритета ценностей.

Свекла и редька — обычная и простая вовсе не здесь. Здесь это — «икра заморская, баклажанная».

Антоновское яблоко дети режут на восемь частей, со свеклой мы ходим в гости,  на салат

из редьки с морковкой зовём соседей, а маленькая порция поганого и невкусного борща

(и почему-то с помидорами) стоит в ресторане 10 долларов.

Клюквы и вишни местный народ не пробовал вовсе и мы всё кормим его только рассказами

о том, что это такое.

Во-вторых,

сирень, в отличие от вишни и редьки, здесь уже есть и без нас (и с нами тоже,

пять кустов, в том числе, два «наших»,  у нас растет давно). Удивить окружающих

можно не сиренью, а  коллекцией, «раскрутивши» именно разнообразие,

а не само явление.  А это, сами понимаете, помимо известных материально-организационных

трудностей, требует, вон, только для начала,  почти гектар чужой земли.

Поскольку жизнеспособность идеи «давайте мы будем вас удивлять

за ваши деньги» не сразу была очевидна, свёкла и редька, как не требующие

мощных капиталовложений, пришли раньше.

Владимир Игнатов с семьей

Энтузиасты…

«Надежда» для Японии

 

 

 

 

 

 

В-третьих, и в главных, я очень люблю сирень — именно потому, что возвращает она меня  в детство.

Но это ничто, по сравнению с платонической любовью к сирени моей жены Иры,

которая ее любит так, как любят Гомера, или, скажем, Париж, никогда в нём не бывавши.

Ира родилась и выросла в Батуми и Ессентуках и в детстве сирень не видела никогда.

И сирень для неё — ещё та заморская роскошь и цветок из Рая. У них каллы сорничали в огороде, и мама истребляла их крепким раствором соли, дети играли в индейцев, залезая на грецкий орех.

Магнолия шла за нашу осину. Но вот Сирень, ах..

Комментарии отключены.